Доктор Николас Кардарас: Дети и смартфоны. ВСЕ ХУЖЕ, чем нам кажется

Доктор Николас Кардарас: Дети и смартфоны. ВСЕ ХУЖЕ, чем нам кажетсяДоктор Николас Кардарас: Дети и смартфоны. ВСЕ ХУЖЕ, чем нам кажется

Насилием кажется все, что угодно. Насилием может быть все, что угодно, если вы не можете обозначить границы.
В детстве часто и много принуждали. В детстве много требовали и/или контролировали.

Взрослые и не подозревали, что, не принимая детей за людей – со своим достоинством, правами и границами, делали из них жертв.
— Скажи, почему мне так трудно начать?
— Что именно?
— Любое дело.

Любое рутинное дело, каких полным-полно в бытовой жизни…. Все мне кажется большим, неподъемным.

Настолько большим, и лучше уж не начинать.
Тяжело, неподъемно, скучно, неинтересно, и при этом невозможно отказаться – вот что переживает ребенок, когда его загрузили:
А) взрослой работой

Б) рутинной работой

В) никак не позаботились о его личной мотивации, всунув взрослую мотивацию «надо».
Домашние уроки, прополка грядок на даче, работа по дому – все сюда. Все – насилие.

А какой у Жертвы может быть ответ? Сопротивление и избегание.
— Скажи, те чувства в детстве, и эти чувства, сейчас, когда ты думаешь о своей рутине – похожи?

— Похожи…. Вытирать пыль на всех полках, когда назначалась уборка в квартире, было мучительно. Пытка повторялась каждые выходные.
Никаких вариантов, кроме подчинения, не было. Возражения не учитывались. За возражения корили, и я переживала вину и плохость.
— Что могло бы тебя поддержать — тогда?…. От чего было бы легче?

— Ну….. Может, подарок, как награда за труд. Или соревнование с мамой. Кто быстрее уберет.
В действительности, чтобы не переживать состояние Жертвы насилия, необходим ВЫБОР.

У ребенка должен быть выбор. И уважение как к человеку.

Принуждают только рабов. Должен, надо.

Доктор Николас Кардарас: Дети и смартфоны. ВСЕ ХУЖЕ, чем нам кажетсяДоктор Николас Кардарас: Дети и смартфоны. ВСЕ ХУЖЕ, чем нам кажется

Тех, кого любят, уважая, не используют как рабов. Их привлекают к решению семейных задач, и считаются с личными обстоятельствами.
«Ты свободен сейчас? Мне нужна твоя помощь. Почисти, пожалуйста, картошку, а я пока поджарю лук».

«Ты сходишь в магазин? У нас закончились фрукты. Сейчас занят? А когда сможешь? Отлично, через полчаса».
Жертва может только сопротивляться.

У свободного человека есть ответственность: он вовлечен в дела семьи и рад помочь, если его границы уважаются.

Сначала мы, по инерции, повторяем насилие — теперь уже над собой. И сами же сопротивляемся насилию.
И это — не лень. Это детский способ отстоять свои права, когда другие, более зрелые способы, не известны.
Все, что упустили взрослые — тогда, необходимо проговорить — сейчас.
Говорить — в каждом случае само-насилия и сопротивления. Говорить, пока не усвоится.
Внутренняя мать пусть скажет внутреннему ребенку: «Ты сопротивляешься. Я понимаю тебя. Слишком много и часто тебя заставляли. Ты имеешь право переживать любые чувства по этому поводу».
Внутренний отец пусть скажет: «Ты нужен. Ты имеешь право решать, как, в каком ритме ты будешь делать эту работу. Пробуй новые ходы. Найди такие, которые будут тебе интересны».
И, конечно, подарить себе подарок за победу над внутренним насилием.

Вероника Хлебова

Источник: http://detkiclub.com/

Комментарии (Всего: 0)

Добавить комментарий

Что-то интересное

    Больше материалов
    Больше материалов
  • facebook
    Нажмите Нравится,
    чтобы читать Detkiclub.com в Facebook
    Спасибо, я уже с Detkiclub.com!